May 7th, 2020

Недостижимый идеал.

Многие пишут что это наше будущее, в новом обличии несколько, но они ошибаются. Эта вершина уже недостижима для нынешних, просто потому что тогда во что то верили, за то во что верили готовы были умереть, и убить, хотели чего то достичь, что то узнать, что то завоевать... Они чего то ХОТЕЛИ, к чему то СТРЕМИЛИСЬ, что то ДЕЛАЛИ... Вы видите эти глаголы в приминении к нынешнему времени? Тут один глагол, УКРАСТЬ. И одна мечта, ХАЛЯВА...
Collapse )

Проблема: отвращение к концлагерю утратило самоочевидность для большинства.

Наблюдая в течение прошедшей части XXI века развитие глобальных афер с «борьбой против терроризма», с «зеленым поворотом», с «уханьским коронавирусом», и прочие, несколько менее монструозные (борьба против исламофобии, против сексизма, против эротики в сети, и против наличных денег), но в том же ключе, я заметил такую штуку:
Большинство людей, под влиянием потока мусорной псевдо-социальной информации, утратили понимание элементарных тезисов, которые на протяжении всей предыдущей истории были очевидны для всех людей (кроме клинических дебилов или клинических психопатов). Возможно, имеет смысл составить список этих тезисов (их немного), но сейчас я акцентирую внимание лишь на одном: КОНЦЛАГЕРЬ ХУЖЕ СВОБОДЫ.
С первобытных времен и до начала XXI века, свобода воспринималось людьми, как самоочевидное благо – поскольку она обусловлена не только на уровне социальной психологии человека, но даже на более глубоком уровне зоопсихологии. Лишение свободы, соответственно, воспринималось, как самоочевидное конкретное зло. Тут не следует путать со всяким метафизическим злом из морали и религии. Лишение свободы является именно конкретным злом - как лишение воды и пищи, отдыха и сна.
Стремление некоторых заключенных после выхода на свободу - побыстрее вернуться в тюрьму, рассматривается, как тяжелое психосоциальное расстройство.
Стремление некоторых освобожденных сектантов - побыстрее вернуться под контроль тоталитарного лидера секты, рассматривается аналогично.
Исходя из этого тезиса, любая идея политических властей урезать свободу граждан, и
усилить контроль над гражданами - всегда воспринималась, как стремление властей причинить людям конкретное самоочевидное зло и вред.
Но сейчас во многих КАК БЫ демократических странах, такие действия политических властей воспринимаются людьми без четкого неприятия и без мгновенного протеста.
Радикальные урезание таких тривиальных прав, которые признавались за людьми даже средневековыми королями и лендлордами - и то не вызывают неприятия у большинства.
Collapse )